Chicago: Windy city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chicago: Windy city » Архив не отыгранных эпизодов » 7220 S South Shore Dr, 13.08.2012


7220 S South Shore Dr, 13.08.2012

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Макс Ривера, Мэтт Галагер
Описание: после жаркого Финикса, Чикаго кажется невероятно холодным городом. Только вот в первую встречу в чужом штате не до разговоров о погоде и планирования празднования снежного Рождества.

0

2

Это не было сложно. Почти три тысячи километров, почти двое суток в дороге: за рулем по 14 часов, плюс по 6 часов на сон, остаток времени съедали перерывы - размять ноги, перекусить, подремать, когда полотно дороги размывалось от жаркого марева нагретого летним солнцем асфальта.
Не сложно было и в Чикаго. Потрясающая, по сравнению с Финиксом, архитектура, не отвлекла от цели. Макс разжился справочником в первой же телефонной будке, обзвонил университеты и колледжи, где читали философию, представлялся претендентом на должность - "Вы же объявили вакансию открытой?..", трижды выслушал недоуменное, но вежливое "Нет, мы не объявляли ничего подобного", один раз получил вопрос о квалификации, сделал вид "помехи, вас не слышно, я перезвоню" и сбросил вызов. На пятом звонке удача улыбнулась - "Нет, мы только наняли преподавателя", - ответили ему в иллинойском университете. "Из Сан-Диего?" - брякнул Макс, - "Из Финикса", - офигели на другом конце провода,  - "Здорово", - ответил Макс, - "Спасибо вам". И повесил трубку.
И еще почти сутки в городе с высокими домами и сильным ветром: он не дождался Мэтта у выхода из университета, а где тот живет не знал. Уточнять у студентов бесполезно - не всегда известно, где живут преподаватели которых видишь с первого курса, а уж о новеньком-то и подавно никакой информации. Ну, почти, - шляясь по лужайке перед главным корпусом, Макс услышал, что "новый препод по философии вообще козел". Улыбался еще минут пять. Так точно, козел.  Получить у Галагера "отлично" было практически невозможно, и это парень знал по себе.
На ночевку нашел хостел. Повезло - его подселили в комнату к шумной ораве венесуэльских студентов, которым он наплел едва ли не роман в стихах про Тристана и Изольду, умолчав, разумеется, о такой мелочи, как пол "Изольды". Взамен получил дармовой ужин в виде потрясающе вкусной китайской лапши в коробках, множество внимания, сочувствия и скрытой зависти, а на прощание еще и теплую толстовку. Местный климат он воспринимал немногим лучше уроженцев Южной Америки.

Знакомую фигуру приметил издали. Мэтт выглядел уставшим. Видеть его таким было и радостно, и горестно одновременно.
Макс множество раз уже рисовал себе в голове картину встречи: были и откровенно-мелодраматичные картины с бросаниями на шею, были и откровенно-трэшовые с вылетающими из-за угла фурами с зомби, которые то раскатывали кого-то из них по асфальту ровным слоем на пол-мили, то начинали зомби-апокалипсис.
В кои-то веки он решил избежать драматичных появлений (хотя и подумывал примазаться к кому-то из студентов и заявиться на лекцию), и поступить здраво. Потому что поездку в Чикаго Мэтт вряд ли назовет здравой.
Макс завел машину и проехал оставшихся пару метров, чтобы встретить Мэтта аккурат у края мощеной каменной дорожки, по которой тот шел. 
Не опознать старый "мустанг", особенно учитывая аризонские номера и знакомые уже вмятины с царапинами на бортах, Мэтт не мог.
Макс же, перегнувшись через соседнее сидение, открыл передние двери и кивнул мужчине, мол, садись. Улыбнулся.
Как будто бы они виделись вчера и нифига это не Чикаго, а тот же Финикс и всё идёт по плану.

+2

3

В самолете до Чикаго Мэтт спал. Хотя, в голове крутилось столько всего, что казалось, мозг не даст так просто вырубиться.
За какой-то один день оборвалось столько всего и сразу. Разговор с ректором, срочная упаковка всего самого необходимого, отлов Скотта и "поживешь у деда пару дней, это не обсуждается, буду на месте, сразу позвоню", пререкания с отцом на пороге, Макс, такси до аэропорта. Лимит ругани с родными и близкими, кажется, он перешагнул аж до самого дня Благодарения. И сон в самолете.
Утренний Чикаго обдавал непривычной прохладой. Так сразу, из летнего Финикса, сойдя с трапа в чужом штате, встретился с чужим климатом. Времени на акклиматизацию не было, пришлось сразу ехать в Иллинойский университет, читать первые лекции на новом месте, едва успев сменить рубашку.
Первые дни проходили на телефонных звонках, поиске жилья и попытках сориентироваться, что здесь и как вообще. Скотт уперся рогом, заявив, что ни в какой Чикаго он к отцу не поедет, Мэтт, эдакий молодец, оставил его с кучей проблем одного, выкуси, папа.
В свободное время он ходил по сдаваемым в аренду квартирам, присматривал недорогой и вменяемый вариант на первое время. Занятость - благо, она не давала слишком часто бросать взгляд на мобильный, надеясь если не на звонок, так хотя бы на сообщение.
Уже устроившись и втащив в новую временную квартиру дешевый, купленный наспех матрас, Мэтт порывался позвонить сам - просто спросить, как оно, там? Устаканилось ли. Не позвонил.
Виноватым он себя не ощущал, уже не потому, что было не до того. Он поступил верно, уехав в одиночестве и дав понять, что может быть что-то в перспективе снова и... Правильно, для всеобщего блага. С глаз долой.
***
Новые студенты, новый коллектив, новый город. Давно он так далеко от Финикса не забирался, да и обстановку вокруг не менял. Мэтт понимал, что привыкать ему, человеку как раз таки привычки, придется очень и очень долго. Сейчас же все казалось диким и ненастоящим. Несколько лекций, да еще на летнем курсе, выматывали сильней, нежели большее количество работы в Финиксе.
Послаблений он не давал даже в процессе знакомства с новыми студентами. И совсем бы не удивился, если бы узнал о том, что по университету уже разнеслась весть о том, какой же мудак этот новый препод. Что-то же должно было остаться цельным из той, уже прошлой жизни.
В сторону автобусной остановки он шел замотанный, голодный и недовольный. В мыслях было только одно - доехать до квартиры, разогреть что-то вредное, но сытное, а потом уткнуться лицом в матрас и еще пару часов поспать.
Мысли об отдыхе и еде свернулись в сторону, стоило только в обзор попасть настолько знакомому "мустангу". Мэтту необязательно было смотреть на номера или на человека за рулем, чтобы рубильник в голове дернулся.
Макс. С улыбкой на губах.
Мэтт чуть прищурился. Подумалось, что первым делом нужно действительно сесть в машину. Университет рядом, вон и его новенькие несчастные стайкой мимо прошли. А Макс, он же... Он же Макс. Тут и Нострадамус не смог бы предсказать, что Ривера выкинуть может.
Повел плечами, молча сел на переднее сиденье, захлопнул за собой дверь.
У него были мысли о том, что в один прекрасный день он узреет Риверу где-нибудь на ступенях нового места работы, да. Но не думал о том, что это случится так скоро - поправки на Макса, тому явно нужно было время на пробеситься. А вот как оно выворачивалось. Стратегий поведения в голове не было, да и не могло их быть.
— Я не просил тебя приезжать, - ровно.
Повернул голову, глянул. Проняло.
Мэтт откинулся на спинку сиденья, выдохнул. Странные ощущения. Конечно, он был рад видеть Макса. Спустя несколько безумных дней - частичка Финикса в Чикаго, да и собственная "лучшая половина". Будто не видел целую вечность. А спустя вечность им полагалось явно не так встречаться.
— Ты совсем голову потерял, да, Макс? - риторический вопрос. - Отъедь куда-нибудь, пожалуйста.
Готовиться можно было к чему угодно. К выяснению отношений на повышенных тонах, к огромному количеству претензий, к злости со стороны водительского сидения. Разве что сейчас, сидя в старом добром "мустанге" в чужом, незнакомом и холодном городе, Мэтт уже не был так уверен в правильности всего того, что говорил в их последнюю встречу.

+2

4

- А мне и не нужна была твоя просьба, чтобы приехать, - вполне миролюбиво отозвался Макс, выруливая на дорогу. Ехал он довольно медленно, внимательно смотрел по сторонам, на дорогу, на карту - куда угодно, но не на Мэтта. Опасался, что первый же кривой (или показавшийся таковым) взгляд любовника заставит его разжать вожжи самоконтроля, сейчас почти идеального, и устроить позорную истерику прям посреди дороги,  - Голову я потерял давно, поздно всрались, батенька, и не говори, что ты раньше не замечал моей альтернативной одаренности жить без головы и без мозга. Ехать куда? - он все-таки бросил быстрый взгляд на мужчину, хорошо, пронесло, не захотелось вжать тормоз и заорать на пол-улицы "какого хрена ты меня бросил там одного?!".
Доехали довольно быстро - то ли со страху, то ли от нетерпения,  Макс легко сориентировался по карте и уже через 15 минут они были у жилого многоквартирного дома, где, очевидно, и обосновался Галагер.
Пока поднимались по лестнице, пока Мэтт возился с ключами, а сам Макс рассматривал клочок пушистого облака на пронзительном небе в окошке под потолком, все билась мысль о нереальности происходящего. Не подобное тому, что было полгода назад "да нет же, не может этого быть!". Другое. Будто это всё какой-то сон. Незнакомый город сквозь призму недосыпа и гудящей от ветра головы, воспринимлся ирреальным. Да что там, вся ситуация с визитом матери в ректору и домашними громкими и отвратительными разборками казалась ирреальной. И вот, он здесь, за тысячу миль от дома, которого в общем-то тоже больше нет - он не продлил аренду, он разругался с родителями, он выбил окно в универе и послал в пешую эротическую прогулку куратора своей работы. Из вещей - две пары джинс, несколько футболок, куртка, подаренная венесуэльцами толстовка с знаком бэтмена на груди и две с половиной пары носков. А еще четыреста баксов в кармане.
И вроде-как-пославший-его из неистребимого благородства партнер, который прямо сейчас может отправить его на все четыре стороны из того же благородства плюс упертости.
"Ничего, - подумал Макс, - у меня есть тачка, а, значит, есть где жить. Не пропаду".
Вместо озвучивания собственного печального положения, он оглядел голые стены квартиры и присвистнул:
- Е-е-ебушки-воробушки, минимализм на грани аскезы. А где бочка?
"Вместо того, чтобы броситься на шею и, рыдая, рассказывать, как люблю-нимагу-жизни-без-тибя-нет! я иронизирую. Типичный я. Идиотина".

Отредактировано Maximillian Rivera (2013-02-15 20:55:00)

+2

5

Опыт подсказывал Мэтту, что молчание в дороге и поведение Макса в стиле "все в порядке, улыбаемся и машем", не приведет ни к чему хорошему в последствии. Лучше б орал. Со вспышками эмоций проще было справиться, руганью его не пробить. Это же... Затишье перед бурей — вероятнее всего.
Мэтт и вел себя под стать ситуации. Сообщил адрес, вперился взглядом в окно, молча и спокойно. Ляпнешь что не так в поездке, еще за дорогой не уследит. Хорошо в квартире еще бить пока нечего было.
Переступил порог, закрыл за Максом дверь, бросил ключи на подоконник.
— У меня есть матрас, — пожал плечами Галагер.
Шагнул в кухоньку, крохотную, но единственно обставленную. Набрал в чайник воды, стараясь не коситься на Риверу и держаться по возможности непринужденно. Думал о том, пора ли начинать оправдываться. Мол, да, оставил тебя в стану врагов, но так же должно было быть лучше, для всех лучше.
В обратный шаг вернулся в комнату, прислонился к дверному косяку.
— Курить, если хочешь, идти на кухню, — сообщил он.
И только тогда взглянул прямо. Поразился в очередной раз. Ладно связаться, угораздило ж было влюбиться в такого обалдуя, рванувшего за ним через половину страны на раздолбанном "мустанге". Вспоминались все те планы на "давай уедем", о которых не раз говорили, никогда не уточняя куда, когда и далее по списку.
Нет, извиняться он точно не собирался. Как и в стиле драматичных фильмов про любовь с ходу сгребать в охапку и обещать хэппи-энды по воссоединению.
— Родители хоть знают, где ты? Сестры?
Он отлепился от стены, обернулся вновь на кухню — выключить чайник. Гонять, конечно, чаи, как ни в чем не бывало, вряд ли выйдет. Но занять себя чем-то нужно было. Не выдавать нервное — пока не наметятся нормальные ориентиры того, как себя следует вести.

+1

6

Макс воспользовался предложением незамедлительно - извлек из заднего кармана джинс изрядно помятую пачку сигарет, сунул одну в зубы, щелкнул зажигалкой, с видимым удовольствием затянулся, выпустил дым вверх - психологический прием, чо, уверенность, все дела.
- Вообще-то под бочкой я имел в виду где тут у тебя сра... санузел, но я могу и потерпеть, ладно уж. - повел плечами парень.
Чайник начал шипеть. Тихонько так. Как и мысли под черепушкой.
- Родители, ясен хуй, не знают. После того выхода с цыганочкой из-за печки, что устроила моя невменяемая маман, я не считаю себя более обязанным отчитываться перед ними о своих передвижениях. Но! - Макс ткнул указательным пальцем вверх, будто лектор, привлекающий внимание к важному ньюансу в теме, - Посуди сам, если б я сказал ей, куда еду, она бы сложила два плюс два и не поленилась бы поднять свою задницу и доставить её сюда, чтобы оградить еще и детишечек иллинойского университета от злобного тебя. Её тут скорее всего погонят сраной метлой, ибо северяне, храни их долбаный господь, толерантны, но оно тебе все равно не на пользу пойдет. Ты ж явно не начнешь носить розовые пиджачки и махать флажками на параде в месяц американской гордости на брудершафт с мэром Чикаго, а?.. - он снова затянулся, выпустил дым в сторону, - Сестры пока не в курсе, ну да дело времени. Скотти ж явно говна в жопе не удержит и расскажет малой, куда его папик делся, а малая сообразит, что я не на покаяние к тетушке в Санта Фе съебнул, а в то самое Чикаго. Короче, тут спокойно. В общем... я понимаю, что ты охренеть как "рад" меня видеть, мне не хватает только шляпки с вуалью, чемодана с бутербродами и коровьего взгляда провинциальной старлетки. Чемодан в машине, взгляд могу изобразить потом. И. Предвосхищая последующие вопросы скажу сразу: Скиннер, ебаная в оба уха лысая расистская жопа.... короче, я его послал на хуй, в письменной форме, публично. Кажется, я там больше не учусь. - Макс выдохнул и наконец заткнулся после длинной речи. Изъяснялся матом он не слишком часто и обычно не при Мэттью, но тут уж очень накипело - а многочисленные нелестные эпитеты помогали спустить пар тихо. Как из чайника.
Пшшшш.

Отредактировано Maximillian Rivera (2013-02-15 22:14:59)

+1

7

Несколько кружек осталось еще от прошлых арендаторов, их Мэтт и извлек из шкафчика, грохнул на столешницу. Чай - только в пакетиках, сахар купил в день въезда, хотя сам и пил несладкий. Пока слушал максову тираду как раз и разливал по чашкам.
Слушал и убеждался в том, что оставлять партнера там, в Финиксе, именно так, как оставил, было недальновидно как минимум. Было б больше времени — смягчил бы, подсластил, как чай-не-себе, пилюлю. Глядишь, Ривера и доучился бы, и действительно уже потом, если б не остыл, без скандалов приехал. Хотя, нет, это уж слишком утопично для них, даже при условии спокойного расставания.
Но не выгонять же парня. Язык бы не повернулся сказать "гуляй, Максик, до дому, до Финиксу, до мамы, до лучших времен". Второй раз подвиг в стиле "любишь — отпусти" бы не вышел.
— Я просто рад, — отмахиваясь от иронии сказал Мэтт. — Действительно рад тебя видеть.
Тираду, мол, рад, но идиотом меньшим тебя это не сделает, он проглотил на стадии зарождения. Не Макс все же, чтоб нести в узкие массы то, что думает.
Значит, пути к отступлению в университет, Ривера отрезал. Скиннер, конечно, та еще ублюдочная морда, Мэтт никогда его не воспринимал, как равного и достойного человека. И, тем не менее, Макса это не оправдывало. Мозгов много, а попытки зачать разум успехом не оканчиваются.
Впрочем, Мэтт не удивился бы, если б узнал о том, что Скотт успел и Марианне растрещать о том, что, де, папенька укатил работать в Чикаго, сама подумай почему. Да и Тому мог донести в самом скором времени об истинных причинах (о которых явно догадался еще когда узнал о срочном переезде). Сколько он ему самому гадостей наговаривал в прошлом — теперь-то ничто не мешало, например, на промыве дедом мозгов на тему беременности подружки перекинуть огонь на своего отца. Мэтт уж думал об этом.
Он понял, что Макс, кажется, твердо уверен в том, что ему некуда уже возвращаться. И не переубедить.
— Сам видишь, у меня здесь не пятизвездочный отель. Но чемодан есть куда поставить.
Было неловко, причем по всем статьям. И после последнего дня в Финиксе, и за то, что даже простенького дивана в квартире нет. Необжитое жилье даже с задымившим кухню Максом казалось далеким от уюта, совершенно чужим.
— Макс, слушай, тогда я не мог иначе, — выдал наконец он. — Я не хочу, чтобы ты отказывался от своего будущего из-за меня.
"У тебя оно все еще может быть", — осталось невысказанным.

+1

8

Бинго! Дождался! Из уст Мэтта это просто-таки церковное покаяние по всем правилам. Макс уже почти смирился с тем, что в их паре, очевидно, вся эмоциональность досталась ему, от Мэтта же не вытянешь лишнего слова о чувствах.
Теперь можно и на шею. Наверное. Раз уж рад видеть. От этих слов по телу разлилось тепло и на шею захотелось неиллюзорно, но он сдержался. Рано еще.
В голове прокручивались разные варианты ответов - от "Какое, в пизду, будущее без тебя, козел ты мой любимый, я ж ебанусь без твоей кислой рожи" до "Теперь мы вместе, querido, пока смерть не разлучит, бла-бла-бла", но и от "Какого хера ты за меня взялся решать, философ, мать твоя Фройд и папа Юнг" до "А вот тут обои в мелкую цветочку поклеим".
Однако Брюс-Виллис-мод еще действовал и было бы грешно не воспользоваться.
- Будущее? Пф, если образование - это будущее, то херня. - Последняя затяжка, сигарету затушил под струей воды из умывальника, не обнаружив пепельницы. -  Стив Джобс нихрена не учился, земля ему пухом, Билл Гейтс, Марк Цукерберг или Цукерман, как бишь его, тоже не доучились. А еще Джеймс Кэмерон, Том Хэнкс, Гаррисон Форд и Леди Гага. Ты вот что оцени - в Финиксе осталась вся моя банда и вместе с ней - криминальные дела, вот это я называю вкладом в лучшее будущее, чем то, которое могло быть в Финиксе.
Ривера наконец отлепился от кухонной стойки, которую подпирал задницей в процессе краткого экскурса в историю миллионеров. Легкая дрожь поднималась изнутри, пока не видная, но уже ощутимая. Хотелось обнять и выдохнуть от облегчения, но он рисковал таки потерять контроль и высказать - уже не Мэтту - мирозданию, всё, что накипело за эти несколько дней.
- Забей болт на "пятизвездочный отель". Мне лично не принципиально есть ли тут обои и картинки с толстозадыми амурчиками Рубенса, а если важно тебе - разрисуем стены радугой и поняшами в стиле Бердслея. Я очень рад, что ты рад меня видеть. И что не гонишь. - уже тише добавил он. Голос звучал глухо, но был как натянутая струна.

+1

9

Сейчас, стоя на расстоянии едва ли не меньшем, нежели расстояние вытянутой руки, Мэтт думал о том, что после всего того, что они пережили вместе за эти месяцы, вынужденный переброс в Чикаго кажется такой мелочью, что и разводить кисель на пустом месте не стоило. Судьба-злодейка уже давно должна была сдуться. Но мало ли что они там прошли, какие бы скелеты в шкафу и под землей их не связывали — он готов был к проверке временем и расстоянием еще несколько дней назад.
— Ты представляешь, сколько таких юных Томов Хэнксов каждый год все бросают и пропадают в больших городах? — чуть ворчливо поинтересовался Мэттью. — Знаешь же, что я не сочту это за должную мотивацию.
Тот факт, что дружки-товарищи Макса, толкающие наркоту по углам, остались в Финиксе, конечно, не радовать не мог. Фиделя, правда, жалко, ему с Адрианом под боком так просто не вырваться. А парень хороший пропадает. Мимолетная мысль, пронесшаяся через собственное облегчение. Вот уж о ком, по идее, он должен был думать в самую последнюю очередь.
А еще в голове оставалось аризонское "кругом враги, никто узнать не должен, уволят, кости в подворотне перебьют". К тому, что в Иллинойсе отношение в этом плане мягче, Мэтту привыкнуть было сложно. Не раскрепоститься. Было просто — на выходных в Вегасе. Там они были чужими городу людьми, не привязанными к нему, не имеющие для него значения. Здесь... Здесь уже намечается положение. Точно такое же, как и в Финиксе. Тоже много подводных камней. Все еще не Древняя Греция.
Доводы разума. Если его откинуть, он бы и в ночлежке одну койку разделил, лишь бы свое и под боком.
— Давай прямо. В Финикс ты не вернешься?
Однокомнатная конурка после родного двухэтажного дома самому-то казалась невероятно тесной, на перспективу совместного проживания нужно было подыскивать что-то другое. Не обживаться здесь.
Финансовые проблемы не на последнем месте. Он планировал и дальше оплачивать счета за дом в Финиксе, там у сына ячейка общества наклевывалась, а в Чикаго к отцу он явно не торопился. Банковскую кубышку он тоже трогать не собирался. Мэтт отмахнулся от этих мыслей, оставил на потом, на разбор в ближайшем времени, но не сию минуту.
Чай обманывал желудок, напоминавший о том, что дома Мэтт собирался озаботиться первым делом пропитанием, а не ударяться в воспоминания. Хлопнул глоток побольше, поморщился — горячий. Чашку отставил обратно, снова взглянул на Макса.
— За кого ты меня держишь? Естественно, я не стал бы тебя гнать, — помедлил, взвешивая следующую фразу. — Прости, что даже не позвонил.
Он приподнял уголки губ в довольно жалкой попытке улыбнуться и как-то разрядить обстановку. В считанные минуты выходило почти физически легче воспринимать чуждую обстановку.

+1

10

- Не вернусь, - оскалился в улыбке Макс. Попустило почти, выдохнуло, не гонят, можно бросать полупустой чемодан в углу и рисовать на стенах, гип-гип-ура!  А чаю не хочется. Потому что не согреет. - Хули там делать, рабовладельческий юг, м-мать его, конфедераты сраные,  до сих пор на латиносов смотрят косо, хотя, блядь, мы вообще-то коренное, так нас разэдак, население. Про толерантность вообще молчу, дрессированная макака с неортодоксальными сексуальными потребностями едва ли найдет местечко потеплее, чем толкать кокаин и пиздить бледнолицых скво. Стереотипы, чо. А о Чикаго говорят, что если ты тут работу не найдешь, то нигде не найдешь, все будет тип-топ, вот увидишь. Что не позвонил - ты, конечно, козел, но я прощаю, сегодня добрый, мне задарили клевую шмотку с бэтменом, я ночевал в хостеле с амигос из Венесуэлы и меня покормили, а еще Эд нашел сторону, с которой у малыша-Гэби проебываются мозги и теперь дрочит его на зам.главаря, что вообще ништяк и я даже не чувствую себя... как он там говорит? А! Поцем.
Теперь хотелось бегать по стенкам. Брюс Виллис сдавал позиции и торчать истуканом с острова Пасхи посреди кухни получалось фигово - Макс уже раза три провел рукой по волосам, выдал свою матерную норму недели на две вперед и вроде все еще не прошла нервная дрожь.
- Мэтт, - почти жалобно произнес парень, - Ну давай ты сейчас подойдешь и меня обнимешь, потому что если это сделаю я, то я за себя реально не отвечаю. Я очень, очень, блядь, скучал.

+1

11

Не вернется. Включилось эгоистическое "и отлично, мое, никуда не уедет".
Нет, за несколько дней он не успел забыть, сколько слов в минуту может протарахтеть Макс. Квартира наполнялась... жизнью? Даже с матерной тирадой об отсутствии перспектив в "славном" Финиксе. С тем, что сам он козел и спорить не стал. Аксиома.
Обнять наконец-то хотелось и самому. К этой потребности, ставшей близкой по степени к естественным, заложенным природой, он и привыкнуть успел, и затыкать ее тоже научился. Нельзя было иначе, когда по университету помимо Макса ходили другие студенты.
Расстояние-то никакое, половина шага всего. Подался вперед, таки послушно сгребая, обнимая и проезжаясь щекой по отросшим волосам. И чего, спрашивается, ждал?
— Позвонить, кстати, и сам мог бы, — сообщил. — Ты не представляешь, как я тут уже убегался.
Он чуть отстранился, не разнимая рук. Улыбнулся уже уверенней. Наклонился до губ. Тоже наконец-то, тоже с почти физической необходимостью.
Дежа вю. Кухня, пусть и другая, чай — в наличии, лица те же. Вот тебе и уехали в закат. Правда, тут еще (не сглазить бы) не проливалась чужая кровь.
А Макс ведь, если так подумать, мог и половину мозга себе сожрать за какие-то несколько дней. Обошлось без жертв — уже прогресс и новая ступенька. Ни следов побоев, ни приветов хирургам, ни какой-нибудь другой чертовщины.
— Родителям все равно позвони, — почти ультимативно. — Пусть знают, что с тобой все в порядке.
Сколько раз уже проецировал ситуацию на себя. На месте максовых родителей он бы себя, конечно, убил. Но и как минимум хотел бы знать, что отпрыск живой и здоровый. Одна из причин, по которым он и сорвался один — Мэтт отлично понимал стремление защитить ребенка от всяких растлителей в годах. Не выпало на его долю счастья познакомиться с "невменяемой маман", но вот Диего он помнил отлично. Нормальный мужик. Да и в "невменяемости" Эстель Галагер сомневался. Понимал.
— Не позвонишь ты, свяжусь с ними я. Подумай, кого они будут больше рады слышать.

+1

12

Мэтт, звонящий его родителям, чтобы сказать, что у их сына все в порядке... страшный сон, не иначе.
- Я лучше Женевьев позвоню. Она у меня вменяемая, - нервно хохотнул Макс, утыкаясь носом куда-то в шею, пахнующую незнакомо-знакомым запахом. - Скажет, что я жив, здоров, все со мной в порядке, с гомофобами не здороваюсь. А я позвонить не мог. Первый день я охуевал, второй день - бухал, потом... короче, может, там еще иск придет, потому что прежде, чем изобразить малохудожественное граффити под стенами универа, я хуйнул стулом в окно, в общем, не важно, я потом тупо собрался и поехал. Не до позвонить было. Но я же доехал. - совсем уж неразборчиво, потому что мысли путаются, руки проходятся по спине мужчины и организм напоминает, что как бы уже целая неделя с момента расставания, а с тех времен, когда все было хорошо - и того больше, что тут говорите, матрац есть? И то отлично, хватит.
Со свойственным молодым да юным эгоизмом, в этом случае он не думал о разнице в возрасте и том простом факте, что Мэтт вообще-то после работы.
- Зато теперь я не твой студент. - ухмыльнулся Макс. Взгляд у нег был шалой, а руки сместились на пояс мужчины, - И вообще как бы больше уже ничего не мешает... м?.. Не юг, по счасью. - коротко поцеловал в подбородок, вжимаясь бедрами в бедра.

+1

13

Женевьев — уже что-то. Проследить, конечно, будет нужно. Не забыл бы, шельмец, сообщить своим о том, что жив-здоров.
— Уши бы тебе надрать, — выдохнул Мэтт. — За окно.
Стулом он, в окно, понимаете ли. Вандализм устраивать в его университете, втором, считай, доме. Хотя, если припоминать все события с зимы, то в третьем. Не суть важно.
Скользнул ладонью по спине парня, выдыхая несколько рвано. Когда там в последний раз было?.. Давно, даже для того темпа, в котором жили, с неопределенными встречами и событийностью.
Мэтт протрепал Макса по волосам, поцеловал, сам подаваясь еще ближе, как не до болезненного, не ясно.
— Ничего не мешает, — согласился, отстраняясь. — И времени еще много будет.
Подумалось о том, что как-то это неловко. У него там голые стены, несчастный матрас, да собственный чемодан в углу. А, и стены тонкие, судя по тому, как буквально прошлой ночью ему заснуть мешали руганью чуть не до битья посуды. Или то были соседи сверху? Не суть важно.
— Я, понимаешь, не рассчитывал на гостей и поселенцев так скоро, — извиняющимся тоном произнес, отступая. — Пошли, перекусим. Там через дорогу закусочная есть. Да и вещи твои перетащим.
Пригладил волосы на автомате. Мазнул взглядом по столешнице и раковине, подумав о том, что надо бы в срочном порядке что-то приспосабливать под пепельницу. И протянул руку Максу. Идем, мол. Сам еще себе мысленный подзатыльник отвесил за то, что даже не поинтересовался банальным не голоден и не устал ли с дороги партнер. Знал бы, что разговор без драмы и повышенных тонов обойдется, сразу предложил бы до закусочной добраться.
А времени, его, кажется, теперь действительно будет много.

+1

14

У Макса были идеи демонстративно обидеться, устроить драму с битьем пластиковых чашек или что тут не грешно испортить в честь того, что "тебе что, еда важнее, чем я?!", но передумал, объявив этот день днем собственной адекватности. В конце концов, это слишком хороший день, чтобы портить его любовью к мексиканскому мылу лайв-экшен-стайл.
- Надеюсь, это не Макдональдс и не KFC, - фыркнул он, сжимая в ладони протянутую руку. - А что-нибудь китайское. Так уж и быть, обещаю мучить тебя своей кухней не чаще раза в неделю.

- Зато теперь у тебя есть тачка с личным водилой. Любители ретро-хлама обзавидуются, - радовался Макс по дороге к закусочной. Теперь можно было обращать внимание и на окружающий ландшафт, что он с удовольствием и делал, вертел головой, охреневал от количества высотных домов и - тихо и внутри себя! - от того факта, что теперь живет в многоэтажном доме и шум дороги, и вообще почти как в кино. Финикс отнюдь не деревня, шестой по количеству населения город славной звездно-полосатой родины, но Финикс... южный. Томный. Высотки по центру, сама же жемчужина Соноры раскинулась на многие мили частными домами и стройными рядами пальм. Сухо, жарко, песчаные бури и никакого снега - последний раз его видели в Финиксе за шесть лет до максового рождения, а тут даже будет настоящая зима. А у него вещей под настоящую зиму в жизни не было. Ничего, разберется как-нибудь.
В процессе обедо-ужина Макс продолжал изображать широкополосный радиовещатель, зато  ругательств стало меньше раза в три. Тем была масса и перескакивал с одну на другую со скоростью блондинки, а ясность подчас сделала бы честь и Магистру Йоде. Мэтт, вроде бы, привык.
- А завтра я поеду искать работу. Думаешь, смогу закосить под индуса, чтобы в такси работать взяли, нет? - уже на выходе из, к сожалению не китайской закусочной, поинтересовался Ривера.
Пока они сидели внутри, на Чикаго опустились августовские сумерки. Пахли они, как отметил парень, смесью пыли, зелени, воды и дыма.

+1

15

Отношения с Максом можно было сравнить с перетаскиванием лежалого и неустойчивого динамита с места на место. Дернешься — рванет. Не всегда, конечно, в особо напряженные моменты. И вот сейчас он улыбается, трещит и ластится, а стоит сказать что-то не так, может и зашипеть. Мэтт подозревал, что это в нем разговаривает бывалый перестраховщик, но слова планировал подбирать как можно тщательней, хотя бы до следующего утра. Сложно не было — часто вставлять комментарии в поток болтовни было необязательно. А не улыбаться самому, слушая монологи ни о чем и обо всем, также не вышло бы.
Сидя вот так просто, в дешевой забегаловке, Мэтт начинал наконец ощущать прилив спокойствия и какой-то целостности. Понимал, что именно осознания присутствия Макса на одной с ним территории, ему и не хватало в эти первые дни в Чикаго. Дома, в Финиксе, было четкое понимание того, что парень ходит по улицам того же города, не было особого смысла в том, чтобы скучать из-за того, что несколько дней не пересекались. Счастье, именно то, простое человеческое и сиюминутное, оно не за стенами белых заборчиков скрывалось. А что там подумают официантки и новые соседи про взрослого мужика с латинским незатыкаемым парнем — дело десятое.
Тем не менее, даже несмотря на то, что тут далеко не юг, момент сокрытия за семью печатями личной жизни в определенных сферах оставался. Не хотелось Мэтту, чтобы в новом университете даже слухи шли.
— Ну да, тебе только в таксисты, забалтывать пассажиров и материть других водителей, — усмехнулся Мэттью. — Завтра ты будешь отсыпаться с дороги.
На выходе из забегаловки их встретила вечерняя прохлада, не без чикагской ветренности. Подумалось, что в квартире изо всех щелей в оконных рамах нехорошо так поддувает, там и до осени рукой подать, а про нормальное утепление к настоящей зиме, с настоящим снегом Мэтт знал исключительно из теории. Обогреватель, наверное, важнее телевизора будет.
Забивать голову Максу всеми бытовыми мелочами, которые начнут копиться буквально вот-вот, Галагер не стал. Не тот день, не сегодня.
— Я бы предложил тебе пройтись подышать свежим воздухом, но, боюсь, в таком случае дорогу назад, в квартиру, я отыскать не смогу, — сказал Мэтт.
Времени изучать район не по траектории "остановка — дом" у него еще как-то не находилось. Да и что-то ему подсказывало, что еще и прогулку по окрестностям Макс ему сегодня точно не простит.

+1

16

Макс тяжело вздохнул, давя улыбку, полез в карман и вытащил сотовый.
- Вот это, дорогой мой консерватор, называется "смартфон". А вот это вот, - он ткнул пальцем в значок карты на экране, - Карта с навигатором. Сейчас мы ОП! И делаем пометку на карте. Навигатор проследит наш маршрут и сможет провести обратно. Очень полезная штука. Рекомендую. - Макс закивал со значением, серьезно вроде, но тут же рассмеялся, - Пойдем, пройдемся. Изучим райончик.

"Райончик" оказался не из паршивых. Поприятнее южных районов Финикса, никаких тебе чернокожих и мексиканских подростков с голодными глазами, готовых приставить нож к горлу за кошелек с двадцаткой, да и бездомных поменьше. Зато вонючих мусорных баков где-то столько же, да и за час прогулки целых два раза встретили сумасшедших: один раз это был бормочущий о конце света старик, второй раз - молодая женщина с совершенно безумным взглядом в изъеденном молью платье начала прошлого века.
Прохладнее - да. Но воздух, не смотря на обилие машинных выхлопов, был чище. В Финиксе зелени немного, здесь же к концу прогулки от переизбытка кислорода начала кружиться голова. Это было почти как гулять по Вегасу - только шуму меньше, и ждет не отличный гостиничный номер, а необставленная квартирка, зато завтра никуда не надо уезжать. Да и вообще никуда уезжать не надо - во всяком случае, парень на это надеялся.
Хотелось сказать, что все будет хорошо, но эту фразу они уже не раз произносили друг другу. После того, как Макса едва не отравил маньяк, после того, как Скотт нашел фотки из Вегаса, после того, как остывал на пустыре Блэйн, повернув к звездам кусок кровавого мяса и раздробленных костей вместо лица. 45 калибр, Макс помнил. После "все будет хорошо" все ничерта не было хорошо, поэтому и сейчас не надо - говорить.
- А теперь чудо-навигатор может вести нас домой. Прям как Гензеля и Гретель.  На твоем матраце хоть простыни-то есть? Или прям так и спишь, в одежде, а, чудо-профессор? А рубашки тебе кто гладит? - он слегка толкнул Мэтта в плечо и несмотря на видимое дурачество подростковой подначки, в жест ухитрился вложить чуточку... нежности, что ли. - И может чего купить надо? Типа там шампуни, мыла, че-то вроде. Чтоб потом не бегать.

+1


Вы здесь » Chicago: Windy city » Архив не отыгранных эпизодов » 7220 S South Shore Dr, 13.08.2012


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC