Рейтинг форумов Forum-top.ru

Chicago: Windy city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chicago: Windy city » Архив не отыгранных эпизодов » Редакция журнала «The Illusion of Life» - 27.08.12 - 09.30


Редакция журнала «The Illusion of Life» - 27.08.12 - 09.30

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Действующие лица: Michael Gordon, Anna Moretti, Catalina Hoffmeister
Преамбула: первая планерка Майкла в качестве главного редактора.

0

2

Неожиданная удача посетила дом Хоффмейстеров. Неведомыми путями Каталина пронюха об одном важном событии, которое могло обернуться для нее счастливым будущим. ак же считал и ее отец, который к слову сказать всегда ее поддерживал. В отличие от сестры. Поэтому до поры до времени ее следовало держать на расстоянии от этой новости. Естественно, раз дело одобрял отец и не одобрял агент ФБР, оно касалось журналистики.  В общем и целом Кэт удалось установить, что в одной из Чикагских газет сменился главный редактор. А раз он сменился, выгнав при этом половину старой редакции, то непременно бы захотел набрать новый штат. Его особый плюс состоял в том, что в отличие от Рамиреса, главного издателя Чикаго ньюсдей, этот человек не был знаком с ее матерью и сестрой, а следовательно Каталина очень надеялась, не будет смотреть на нее как на дочь мисс Фернандес и неразумного ребенка одновременно.
Мне уже двадцать три, - сетовала в душе Кэт, - у мамы карьера летела вверх. А у меня ничего! Даже писать ни о чем таком не дают, только дурь всякую. Скучно же! Иногда она сдавала свои статьи тому же Рамиресу, но умолять его не хотелось, как и иметь с ним дел. Хотя  это была не правда. На самом деле Кэт хотела бы, чтобы  так оно и было, но в душе желала стать лучшим журналистом именно этого издания. Ведь там долгое время работала ее мать. Этот Эверест должен был быть покорен, но пока нужно умерить свои амбиции и начать хотя бы где-нибудь работать. Мама тоже с чего-то начинала, - обычно эта фраза принадлежала ее сестре и употреблялась в случаях, когда Кэт должна была писать о чем-то ужасно скучном, но, как думала ее сестра, безопасном. Сейчас же эту фразу упорно повторяла себе Кэт.
Она собрала несколько своих наиболее удачных работ, в том числе тех, что уже печатались и, хотя она и считала их плохим портфолио, понесла в редакцию. Среди них были и не опубликованные работы, в том числе те, которые отказался печатать Рамирес. Без сестры не обошлось - не без обиды думала Кэт. Хотя Сесилия и не всегда была "виновата" в этом.
Ей не пришло в голову одеться как то по особому, но ядерно розовую футболку она все же нацепила. Гардероб Кэт всегда кишил странными вещами, так можно было встретить что угодно, кроме нормальной с позиции большинства одежды для девушки. Она правда совершила над собой огромное усилие и не только вымыла волосы и вычистила ногти, но и уложила и подстригла. В общем, если бы новый главвред, знал ее чуть лучше, то непременно бы оценил неимоверные усилия с ее стороны.
Редакция полу пустая, как показалось Каталине привыкшей с детства к шуму большого издания, все же пленила ее ум. Кэт мысленно выбирала себе рабочее место, не допуская даже мысли, что ее не примут. Да как же так, ее и не принять. Отец вот тоже сказал: обязательно возьмут! Значит возьмут. В отличие от других она не терялась в этом пространстве, уверенно прокладывая себе путь к конференц залу. Вокруг болтали незнакомые люди, Кэт почти машинально выхватывала фразы из их диалогов, готовая, если случай подвернется, услышать о каком-нибудь деле, за которое она могла бы взяться.
Впрочем пришла она чуть раньше назначенного сроку, так как зная себя боялась опаздать и теперь приходилось ждать начала. 

дополнительно

Одежда: темные тонкие брюки и ядерно розовая футболка
Внешний вид: волосы подстрижены, собраны, можно сказать аккуратно, лишь несколько локонов выбиваются из общего строя. Одежда чистая, на руках желтые синяки от прошлонедельной вылазки, несколько царапин.
С собой: рюкзак примерно такой в нем: мобильный телефон (звук выключен), тетрадь на кольцах, ручки три шариковые, карандаши (целая куча, связанная одной резинкой), стирательная резинка (точнее ее разгрызанные части), куча хлама. Ключи от дома и офиса отца. Ворох статей на флешке и напечатанные
зы: Кэт не числится пока в штате. Надеюсь пока

+2

3

О том, что в одном из местных журнальчиков, пусть и не больших, и не кричащих громким именем, и вообще о чем, последнее время, не кричащем сильный недобор кадров, Анна узнала случайно, из пятых рук, от какого-то случайного знакомого еще одного случайного знакомого и, изначально, не слишком-то и заинтересовалась услышанным. Лето все равно почти кончается. Следующий год и так обещает быть вполне себе богатым на события, откуда взяться свободному времени. Да и звучало все как-то серенько - кому-то где-то кто-то нужен, а кто и что, разбирайтесь сами. Потом, правда, на глаза попалось уже объявление, мол в один из журналов, действительно, требуются почти все, только позвоните, предупредите, и приходите. Анна и позвонила. Чем не шанс, если народ разбежался как мыши и на освободившееся место - и даже, кажется, далеко не одно, никто вовсе не рвется, зато она очень даже согласна рискнуть да попробовать. Все равно рано или поздно собралась бы. Терять-то, по большому счету, все равно нечего, если что - это и не практика как таковая, и не необходимость в работе, даже если вся эта затея - пустая трата времени, одно единственное утро не слишком большая потеря. Честно признаться, но до тех пор Анна ничего о журнале не слышала. Или слышала, но чтобы отмахнуться хватило одного только названия и вспоминать о нем после просто не приходилось. Зато в интернете нашлась пара номеров, правда приличной степени давности и ничего свежего, но содержание в целом даже ничего, не слишком цепляет, но и не записки сумасшедшей белки, было бы желание, найдется даже что-нибудь интересное.
Найти редакцию, как ни странно, вовсе даже не сложно - не небоскребы в самом центре, но и не пугающе-отдаленное захолустье, снаружи даже вполне симпатично. Разве что внутри как-то очень уж пусто и не многолюдно, но об этом она и так догадывалась, так что не новость. До половины десятого еще минут десять, можно пока присмотреться и устроиться как-нибудь по-удобнее.

+2

4

Утренняя пробежка принесла с собой не только заряд бодрости, но и мрачное напоминание о том, что сегодня первый рабочий день и, в общем-то, надо провести его с максимальной пользой. Майкл настолько привык к свободному графику и образу не менее свободного журналиста-писателя, что обряжаться в строгий костюм в девять утра казалось ему мыслью весьма кощунственной по отношению к своему организму, как минимум. Хорошо еще денек выдался не сильно жарким, иначе его новые подчиненные вполне рисковали увидеть собственного главного редактора в шортах и майке с озорной надписью. А тут он даже галстук нацепил - не иначе для того, чтобы повеситься на нем же в своем новом кабинете.
К редакции Гордон подъехал в самом, что ни на есть, мрачном расположении духа. Веселенькое, в общем-то, снаружи здание, встретило его молчаливой пустынностью своих коридоров и блеклой серостью стен, которую не прикрывали даже разбросанные тут и там плакаты с изображением президентов США и популярных ныне теледив. Работать в такой обстановке не хотелось, да и не с кем было, если честно. Редкие служащие, по внешним показателям никак не подходящие под емкое понятие «журналист», заискивающе здоровались с Гордоном, после чего расползались по углам, шарахаясь от него, как от чумного. А единственный помощник, то ли Шерман, то ли Шелдан - Майкл так и не смог распознать это точнее в телефонном разговоре, поэтому звал мужчину исключительно фразой «Эй, ты!», чтобы не обидеть - еще третьего дня сообщил новому главреду, что большая часть сотрудников (но не лучшая - он-то остался служить новому боссу верой и правдой, поэтому не помешало бы поговорить о прибавке к зарплате) подала заявления об увольнении. Крысы позорно бежали с тонущего корабля, не надеясь, что новый капитан ловким движением руки выдернет суденышко за мачту из пучины морской. Что же, Майк их не осуждал, но, примерив маску строгого начальника, велел Шерману-Шелдану немедленно набрать новый штат. Потому что он, Гордон, не привык работать с неодушевленными предметами. Помощник клятвенно заверил редактора, что все будет в лучшем виде и, с тех самых пор никаких других фраз и не произносил. Так что Майклу оставалось лишь надеяться, что этот самый «лучший вид» не сведет его в могилу во цвете лет.
«Главное, чтобы он не притащил в редакцию местных бомжей - это же сколько проветривать после них придется», - Гордон выдохнул, поправил на шее ненавистный галстук и, рывком распахивая дверь, решительно вошел в конференц зал, готовый столкнуться там практически с чем угодно...
Нет, к такому он, пожалуй, не был готов. Сдерживая в себе первый порыв - застонать, и второй - сказать, что ошибся дверью, извиниться и уйти, Майкл обвел взглядом почти пустой зал. За большим и очень длинным (для сегодняшнего собрания так точно) столом сидели две девушки, судя по внешнему виду едва переставшие играть в куклы и ходить пешком под стол. Хотя насчет одной барышни Гордон совершенно не был уверен - ярко розовая футболка была, пожалуй, единственным светлым пятнышком во всей этой истории.
«Введу дресс-код, ей-богу, введу», - писателя предупредили, что новые сотрудники еще не зачислены в штат, а значит на его совести еще что-то вроде собеседования о приеме на работу. Но как беседовать вот с этим... этими... Гордон понятия не имел, поэтому решил особо сильно не заморачиваться на пустяках, а переходить сразу к сути.
- Кхм, итак леди, доброе утро. Мое имя Майкл Гордон и у меня к вам один вопрос - «не ошиблись ли вы случайно дверью» -  на вашем пути сюда, буквально не доходя десяти шагов до конференц зала, на диване сидит человек. Судя по всему - сидит он здесь уже достаточно давно, бессовестно отлынивает от работы - но сейчас не об этом. Вы несомненно проходили мимо него, а столь яркая личность не могла не привлечь к себе внимания, хотя бы на пару секунд. Так вот. Меня интересует все, что вы запомнили об этом человеке. Пол, возраст, особые приметы. Все, что может представлять хоть какой-то интерес. Мы не детективы, но хороший журналист должен подмечать детали получше любого копа. Так что вперед. Давайте начнем с вас, леди, как вас там зовут? - Гордон повернулся к девушке в розовой футболке, весьма красноречиво скользнув взглядом по ее наряду. Садиться мужчина не стал, просто оперся обеими руками о спинку стоящего у стола стула и замер в ожидании.

Отредактировано Michael Gordon (2013-06-05 12:09:13)

+1

5

Не лишенная природного любопытства Кэт спокойно обследовала помещение в котором должно было состояться нечто. По слухам дошедшим уже и до нее, половина бывшей редакции сделала ноги в неизвестном направлении, предоставив места молодым и перспективным. Не без доли гордости Кэт относила к этой группе прежде всего себя, а потом уже всех остальных. К слову об остальных - их было не так уж много. Рядом с ней сидела еще одна девушка и судя по всему тоже новичок. В помещении было душно, хотя где-то работал кондиционер. Еще с детства Кэт запомнила душегубку конференц-залов, в которых часто просиживала вместе с матерью.
Сидеть просто так было скучно и утомительно. Девушка разглядывала стены и особенности изломов побелки на потолке, пытаясь определить как уложены конструкции потолка. Этому ее учил отец на случай войны.
Вообще-то в любом другом доме разговоры о войне посчитали бы либо дикостью, либо детством, но только не в доме Фернандес - Хоффмейстеров. О ней говорили все в доме. Мать воевала решительно со всеми, но средствами пера, отец тоже воевал, но оружием более привычнвм. Могла ли Кэт не полюбить войну? Более того, она рвалась в бой, а сидеть и ничего не делать утомляло ее и бесило.
Вторая девушка пришла в зал почти сразу же за Каталиной. Она не была похожа на ребенка журналистов и с совершенно другим  интересом нежели Кэт рассматривала рабочие пространства. Было очень возможно, что увиденное впечатляло ее. Кэт хотела было загвоорить с ней, но вспомнив наставления отца решила не трепать лишних сведений конкуренту. Девушка лишь приветственно кивнула вошедшей и сняв с соседнего кресла свой рюкзак, показала жестом что  тут свободно. Никогда не знаешь кто еще придет на встречу, а лицо этой девушки внушало некоторое доверие.
И снова потянулись минуты ожидания, вскорости вознагражденный эффектным (по задумке автора) появлением главного редактора.  Но видимо увиденное напугало молодого начальника и он едва не стушевался в самом начале. Кэт отвернулась не желая хихикать  лицо человеку. Как-то все-таки не вежливо это, если надеешься сделать его своим работодателем. Замешательство исчезло с его лица достаточно быстро, так что можно было надеется на продолжение знакомства.
И тут Каталина задумалась. А не представиться ли ей именем матери? Но она уже 9 лет носила фамилию отца и пока она приносила ей только удачу. Кэт решилась ничего не менять. Она Каталина Хоффмейстер и точка. Главный редактор нервно потрогал узел галстука, он явно не привык носить подобную одежду (и Кэт не понимала зачем он ее напялил) и сделал над собой надо полагать нечеловеческое усилие. Редактор представился и сразу перешел к проверке на вшивость. Теперь пришла очередь Кэт застонать. Подобная игра забовляла в 12-14 лет, но сейчас она была слишком взрослой для нее.
Интересно, если бы здесь были не мы с этой девушкой, а тети и дяди, он тоже заставил бы их играть в "вспомнить все". Ну раз хочет поиграть ...  Окей ... Несмотря на опыт в подобной игре, так как у мамы с папой это было единственным способом заставить ее переключаться хотя бы временно с задавания вопросов на созерцательную деятельность, Каталина решила не умничать и описать мужчину в самых общих чертах. Она описала его внешность и одежду, коснулась утомленного взгляда и вспомнила о Сесилии.
- В общем, - закончила она свой коротенький рассказ, - он похож на агента ФБР, которого отправили гоняться не за маньяками, а за бумажкой застрявшей между ведомствами.

+1

6

Здесь даже не немноголюдно, здесь вообще как-то очень безлюдно, три человека в коридоре, один поникший и едва ли не уснувший на диване под дверью и девушка - всего одна(!) в самом конференц зале как-то совсем уж мало походят на пусть и сильно неполноценный, но все же штат сотрудников целого журнала, пусть и тоже теперь неполноценного. Хотя, конечно, может быть подойдет кто-то еще, людям свойственно опаздывать, она и сама едва ли всегда приходит вовремя и уж тем более заранее, но даже сейчас еще время в запасе есть.
Анна приветливо кивает и улыбается в ответ, занимает предложенное место рядом. Очень хотелось бы поинтересоваться, где все, но как-то очень уж маловероятно, что ее единственная соседка за столом в курсе. А ведь, наверное, было здесь совсем не так тихо. Этот столик явно не на пятерых рассчитан. И уж тем более не на троих, их совсем маленькая компания-дуэт очень быстро разбавляется, Анна даже успевает, не без любопытства, рассмотреть пополнение - и, видимо, еще и того, кто здесь всем и заведует. И вопрос, который к тому же пока один единственный, любопытство это только подстегивает. Интересный способ сходу проверить, кто во что горазд, интересно, будь их тут не двое, а человек хотя бы десять, во что вылился бы портрет того одиноко сидящего на диванчике под дверью.
Первой давать описание приходится не ей, и Анна, тоже с интересом, слушает, как опишет мужчину вторая девушка. Она сама теперь добавляет разве что то, что мужчину, может быть, звали, Эйдан - у него на краю папки была наклейка с этим именем, и выглядел он в целом хоть и опрятно, но как-то странно, такие костюмы уже никто не носит, и усики тоже вышли из моды, вместе с бородкой. - Для яркой личности он смотрелся довольно невзрачно. - зато, если так подумать, очень подстать интерьеру. - Но, может быть, ему здесь просто не нравится. Или ему просто жарко. -  или что там у него случилось, что выглядит он таким кислым. Не устал же он в половину десятого утра, хотя кто знает, когда у этого человека начинается и заканчивается рабочий день.

+2


Вы здесь » Chicago: Windy city » Архив не отыгранных эпизодов » Редакция журнала «The Illusion of Life» - 27.08.12 - 09.30


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC