Рейтинг форумов Forum-top.ru

Chicago: Windy city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chicago: Windy city » Архив не отыгранных эпизодов » 9 января 2011 года, дом Моретти


9 января 2011 года, дом Моретти

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

9 января 2011 года, вечер.
Участники: Анна, Донна и Карло Моретти.

0

2

Учитывая то, что это был первый ужин, после того как усеченный состав его семьи приехал из Неаполя, проходил он настороженно. Учитывая, что вернулись они довольно давно, настороженность была очень даже к месту. Карло нехотя ковырял вилкой карбонару и слушал рассказ Донны о путешествии. Анна почему-то задерживалась. Очередной светский раут, на который его настойчиво приглашали за месяц, начался примерно минут тридцать назад. С такими успехами Карло его пропустит. Выслушать жену при прочих равных ему было выгоднее, поэтому нельзя было сказать, что его это каким-то образом волновало. Обойдутся.
- У меня ничего интересного. За исключением того, что они опять мое имя исковеркали. Уж сколько раз я был Карлито в документах, но Кралоно - в первый раз. И это они еще мое первое имя не знают... - Поведал он в ответ. О работе Карло говорил только в той части, в которой по сути это работой не было. Вообще, с недавних пор он любил больше слушать. Еда совершенно в рот не лезла, один из "любимых" побочных от таблеток - хоть не разнесет на старости. А вот вина он бы выпил, но нельзя...
- Ты не передумала куда-нибудь со мной сходить? А то у меня есть вариант на тот случай, если дочь сейчас позвонит и отговорится срочными делами. - Выдал Карло, наблюдая за часами. Он долго не мог сообразить, что там за цифра - ноль, восемь или девять. О том, что Анна существенно опаздывала, говорило только то, что он был пущен за стол. А раз Анна опаздывала, вариантов было не много - либо не хотела, либо не могла. Конечно верить хотелось в последнее.

+1

3

Донна всегда волновалась, когда кто-то из домашних опаздывал к ужину. Особенно с тех пор, как на семью Моретти посыпались покушения. Будто бы мало им того, что они пережили после страшной аварии, в которой Карлино чуть не погиб! Отсутствие дочери нервировало же сегодня почище всего остального.
- Я ей самолично шею сверну, если она сейчас позвонит и отговорится, - мрачно пошутила Донна, без особого энтузиазма ковыряясь вилкой в своей порции пасты. - Знаешь, я, конечно, старалась ей об этом не напоминать в последнее время, но я очень боюсь, как бы она снова не принялась за это расследование.
Поездка к родителям Донны прошла на первый взгляд просто замечательно. Старики необычайно обрадовались их неожиданному визиту, Анна вела себя практически идеально, и в какой-то момент миссис Моретти даже подумала, что девочка и правда успокоилась. Однако же, по возвращении в Штаты все опасения матери всколыхнулись с новой силой. Не то чтобы Анну можно было уже в чём-то уличить, но в конце концов, она же Моретти! А значит, непрошибаемое упрямство у неё в крови.
- Она не пробовала расспрашивать тебя относительно той флешки? - Сама Донна не хотела совать нос в украденные дочерью файлы из принципа. По её мнению, эту кашу Карлино должен был разгрести без вмешательства своих женщин, и создавать мужу лишних проблем Донна не собиралась. Оставалось только убедить в правильности такой позиции Нану.

0

4

Карло с откровенным неудовольствием отметил, что именно этого он и опасался. Для него две ситуации, покушение и выходка Анны, смешались и стали делом принципиально рабочим. А в рабочие дела он жену предпочитал не пускать. К тому же выяснилось, что у того журналиста ничего нет, кроме глупых теорий из серии мирового заговора инопланетян и неандертальцев. Хотя наличие на флешке пары файлов его насторожило, попахивало утечкой информации. А зная характер Анны(и свой заодно), легче было подкупить журналюгу и разыграть спектакль в итоге которого дочь просто разочаруется в прессе.
- Нет. - Хмуро ответил Карло. Он бы не сказал ничего другого, даже если бы этот ответ не был правдой.  Тема, на которую разговор перешел, совершенно ему не нравилась.
- Позвони и спроси где она. - Карло вышел из-за стола. В дверях стоял Морис, который настойчиво требовал к себе внимания. Морис, кстати, был поставлен следить за тем журналистом после "разъяснительной" беседы - поймет смысл послания или как обычно? Морис был из новеньких, причем подчиненный Климента. Непонятно за какие заслуги тот его принял на службу, но Морис умом не отличался. Вот и сейчас он это подтвердил, ляпнув почти на весь коридор:
- Я знаю, где ваша дочь. Она с журналюгой встречалась. - Карло резко выдохнул и закатил глаза. Естественно Донна слышала и сейчас начнутся вопросы. Морис, не понявший реакции начальства скомкано добавил: - Ну, с тем, за которым я следил.
- Любую информацию нужно говорить мне лично и только после того, как я спрошу. - Гипнотизируя парня тяжелым взглядом совсем тихо процедил Моретти. Взвесив все "за" и "против", учтя, что уже не отвертится от вопросов, он притащил парня за локоть в столовую, чтобы тот ответил на все вопросы жены.

0

5

Донна уже собралась было отправиться за телефоном, как вдруг услышала такое, от чего чуть не подавилась так некстати отпитой минеральной водой. Что?! Она не ослышалась? Анна встречалась с каким-то журналистом? Точнее, встречается с ним прямо сейчас, раз за обеденным столом её всё ещё нет.
То, что Кралино эта новость, кажется, нисколько не удивила, разозлило Донну ещё больше. Он что, поощряет аннины игры в детектива? И это после того, как их чуть в упор не расстреляли! Чувствуя, что медленно, но верно закипает, миссис Моретти смерила вошедшего парня ничего хорошего не предвещающим взглядом, а потом хмуро посмотрела на мужа.
- Может, введёте и меня в курс дела? - с нескрываемым сарказмом процедила она. - Что за журналист, где она сейчас, когда будет дома? Боже, Карло, у нас весь дом нашпигован охраной, следующей за нами всеми по пятам, и в итоге даже за одним подростком уследить не могут! Эта встреча, она ведь связана с тем, что случилось в Рождество, ведь так?
Последнее было сказано с явным раздражением, обычно не свойственным Донне при посторонних. Но сейчас, когда дело касалось безопасности их ребёнка, было не до приличий.

0

6

Карло давил в себе раздражительность, уговаривая себя потерпеть. Все, что было связано с темой гиперзаботы и гиперохраны его выводило. Плюс упреки в неспособности защитить - классика. Иногда Донна была такой...
Быстро поняв, что Морис может сказать много лишнего, а толкового ничего, Карло отправил его восвояси. "Сказать Клименту, чтобы уволил его к чертям... и сделал эту должность пределом для него" - подумал Карло, ассоциируя мстительную мысль с задним крыльцом. Так получалось вспоминать на крыльце хотя бы то, что пытался что-то не забыть.
- Скорей всего связана. А теперь сядь и послушай меня. - Тихим голосом сказал Карло. Он всегда говорил тихо, когда нужно было контролировать интонации. Как же ему претило то, что нужно было все объяснять. Объяснять он не любил до зубного скрежета, ему легче было приказать или сделать самому. Делится информацией - это одно, а решение априори затрагивало выводы и умозаключения, которые делались на обширной базе знаний. А фильтровать еще собственные мысли было слишком тяжело.
Но с семьей его "хотения" часто не проходили. Тут он научился большому терпению, ибо упрямство наследовалось. Учитывая, что Донна на эмоции любила "тиранить"(как это называла Карола) и запрещать, нужно было или донести до нее свои мысли, или успокоить. Оба варианта не устраивали одинаково.
- Для начала перестань тыкать в меня охраной. Я тебе сотню раз объяснял, что необходимости приставлять к каждому ребенку по охраннику нет. Затем, инициатором встречи был журналист, он к Анне подошел. Почему она стала с ним говорить, другой вопрос. Встреча была полчаса назад, дочь будет здесь минут через десять. - Карло по привычке кинул взгляд на часы, но ничего не увидел. Таскать с собой очки он так себя и не приучил.
- Я могу решить проблему кардинально. Но у нее, после этой встречи, появятся вопросы, которые она ни мне, ни тебе задавать не станет, а журналисту не сможет. Думаю, представляешь к чему это в итоге приведет. - Карло тяжело опустился в кресло. Как же его тяготила необходимость разгребать последствия некомпетентности какого-то шута. Меньше знаешь, крепче спишь - воистину мудрость.

0

7

Пока  муж говорил, Донна смотрела на него взглядом, в котором недоверие мешалось пополам с беспокойством. Получается, Карлино знал, где дочь, но не говорил этого жене до тех пор, когда правда случайно не всплыла наружу? И что ещё он скрывает от неё таким образом? Нет, в теневую сторону его бизнеса миссис Моретти не совала свой нос уже очень давно, согласившись, что тут неведение и правда является лучшей политикой. Но не ждёт же Карло, что она будет так же закрывать глаза на то, что в эту трясину полезла ещё и Анна!
- Господи, Карлино, я сейчас близка к тому, чтобы и вовсе запереть Анну в четырёх стенах! Хотя бы до того момента, пока ты не решишь эту проблему, чтобы уж точно никуда не вляпалась. Эта паршивка обещала мне, что не будет больше никуда лезть, и сейчас мне несколько плевать, кто там к кому подошёл первым, - Донна говорила вполне спокойно, ибо сердилась теперь не столько на мужа, в чьей заботе о них всех сомневаться не приходилось, сколько на дочь, и правда нарушившую своё обещание.
- А в том, что касается охраны, к каждому ребёнку приставлять и правда не нужно. А вот Нане, кажется, и десятка будет мало, вздохнув, миссис Моретти поднялась со своего места и, зайдя за кресло, обняла мужа за шею.
- Это и наша вина в том числе. Мы всю жизнь слишком много ей позволяли, вот она теперь и думает, что с другими это тоже сработает.
Зная Карлино больше тридцати лет, Донна догадывалась, чего ему стоили попытки спокойно объяснить жене ситуацию, без перехода на крики и итальянскую ругань, а потому и сама изо всех сил старалась сдерживаться. Скандал сейчас не приведёт ни к чему хорошему.
- Я тебя только об одном прошу, - добавила она, целуя мужа в висок. - Я не лезу в твои рабочие дела, но, если это касается детей, пожалуйста, ничего от меня не скрывай.

0

8

Вот этого он как раз и не хотел - запирать взрослую девицу и тем более что-то ей запрещать не вариант. Учитывая ее фамилию, не вариант ни разу. Естественно запрет это самое легкое, что можно сейчас сделать. Только вот дочь наоборот сделает из принципа. И вообще, почему из этого делается такая проблема? Анна почти взрослая, может хватит уже ее опекать? Свои шишки учат лучше родительных указаний. Но как раз из-за него эти шишки могут быть слишком больными.
- Я ничего не скрываю, но ты должна задавать правильные вопросы. - Уже более спокойно ответил Карло. Как же просто было его развести... Ухмыльнувшись собственному замечанию, он повернулся. Все-таки, разговаривать он любил смотря человеку в глаза, дурная привычка, которая не раз спасала.
- Ты преувеличиваешь. Любопытство Анны и тот случай на мосту не связаны. Опасности нет. Журналист копает под Эсистензу, экологические скандалы. У него кроме фантазий ничего нет. Это не та информация, которой ты боишься. - Скомкано, но зато быстро и полностью. Если уж Донна сейчас и запретит Анне все ее поползновения в журналистику, пускай хоть знает, что дочь изучать будет экологические скандалы, а не заказные убийства и организованную преступность. Вообще, Карло уже давно сомневался, будет ли "вторая" часть его жизни сюрпризом для младшей. Санни, например, начал задавать вопросы уже в одиннадцать, очень толковые вопросы, на которые Карло долго не мог внятно ответить.
- Раз ее это так интересует, не лучше ли провести на первый раз ее за руку? Запретом мы добьемся лишь того, что она будет делать то же самое, но тайно. Не разумнее ли поговорить с ней на этот счет, как со взрослой? Мне кажется уже давно пора...
Голос разума звучал не особо убедительно, но на шестой раз он почти верил в это. Сложно отпускать детей, особенно младших, особенно последнюю его девочку. Но лучше уж сейчас, когда он рядом, когда он сможет помочь, чем потом, когда его рядом не будет.

0

9

Карлино говорил разумные вещи... но только в теории. На практике же всё упиралось в избалованность Анны и гиперопеку её родителей. Да и некоторые вещи, обронённые мужем вскользь, снова насторожили Донну.
- Не та информация, которой я боюсь? - переспросила она, глядя на сидящего в кресле Моретти сверху вниз. - А какая же информация та, Карлино? Есть ещё что-то, чего я пока не знаю, но что может меня сильно взволновать? Прошу тебя, лучше скажи сейчас, я больше не хочу сюрпризов, как в рождественский вечер, - с этими словами Донна вернулась за стол и сделала глоток минеральной воды.
- Послушай, можно сколько угодно твердить себе, что Нана уже взрослая, что мы не можем опекать её всю жизнь, но давай смотреть правде в глаза, ты же первый схватишься за сердце, если она сделает что-то, что, как нам покажется, будет ей во вред. За примерами ходить далеко не нужно, - чуть иронично добавила она, недвусмысленно намекая на разногласия Моретти с младшим сыном.
- И сколько бы мы ни убеждали, что покушение на мосту и старая авария никак не связана между собой, если Анна вобьёт это себе в голову, то проще будет уговорить гору подвинуться. Я не отрицаю оптимальности варианта с проводом за руку, но не уверена, что вся эта история - подходящий повод. Неужто нет иных вариантов? Если девочке так хочется стать журналисткой - пожалуйста, разве у вас в Эсистензе нет пресс-отдела? Возьми её к себе на практику, пусть поперебирает там бумажки и поймёт, что любая профессия - это в первую очередь рутинная, скучная и малооплачиваемая работа в начале тернистого пути, а не шпионские страсти, как в кино.
Как ни странно, со временем Донну перестало волновать, знают ли дети о теневой стороне бизнеса их отца. В конце концов, все они уже не были наивными младенцами. Куда важнее было, чтобы никто из многочисленных Моретти не совал в эти дела свой нос. Особенно, дочери.

0

10

Увиденное единожды, мельком, но пока еще не выветрившееся из памяти лицо Анна узнала сразу, хотя, честно говоря, сначала засомневалась, что не ошибается. Она здесь бывает четырежды в неделю и до сих пор не сталкивались они ни разу, а сегодня - прямо-таки неожиданный сюрприз, правда Анна отчего-то сомневается, что приятный. Вообще-то, нарушать обещание, данное пусть и разве что без скрещенных за спиной пальцев Анна не собиралась - ну, по крайней на вечер этого воскресения подобных планов у нее не было, так что двинувшийся на встречу незнакомый-знакомый чувства вызывает очень двоякие. Стоит ли его опасаться Анна не знает - слишком людное место тот выбрал для чего бы там ни было, да и видеть он ее (Анна не уверена, но очень на это надеется) не видел. Так что исчезать окольными путями, наверное, все-таки не обязательно, да и нет их в холле, и на первый же вопрос утвердительно кивает - Анной зовут действительно ее.
Честно говоря, первые пол часа их беседа совсем не вдохновляла - кто бы сомневался, что и до этого мистера дойдет, что в его кабинете успела побывать Анна - он же, какой-никакой, хозяин. И, может быть, даже не столь плохой, раз уж удосужился отыскать ее и, для начала, высказать возмущение. Кроме того, еще и поведал, чем это грозит лично ему - но тут уж сам виноват, то, что хотят спрятать, прячут с умом, о том, что пытаются скрыть, не треплются во всеуслышание. Зато еще два часа спустя кое-чем Анна уже поживилась - всего, что наговорил новый знакомый она и правда не запомнила, да и местами его монологи больно сильно походили на эскапизм, и того, самого первого телефонного разговора почти не касались - или это пока? Зато теперь у нее есть визитка с тесненными буквами имени и телефона, тонкая пластиковая папочка с всего-ничего - парой вложенных листочков, и договоренность встретиться здесь же ровно через неделю, конечно, не просто для чаепития. На том и разошлись.
Тренировка у нее закончилась еще часа четыре назад, до дома добираться от силы час, упущенных три часа, конечно, теперь уже захочешь - не наверстаешь, но поторопиться все равно стоит. Анна и торопится, даже куртку с шарфом стягивает на ходу, отправляя все на вешалку, и спешит в столовую. Судя по всему, ужин то ли начался, то и уже закончился.
- Привет!.. Приятного аппетита. - надо, вообще-то, еще что-нибудь сказать, но пока как-то нечего, да и не очень хочется.

0

11

Захотелось закатить глаза и цокнуть языком - Донна не знала стольких "волнующих" вещей, что недели бы не хватило на пересказ близкий к тексту. "Опять не правильные вопросы... Я же просил". Про детей он говорил почти все, когда припирали к стенке конечно, но говорил почти все. Про все остальное - не надо и знать. А покушения на него происходят не по графику, предупредить, увы, не может. В общем, Карло закипал...
Но в одном Донна была права(но это тоже раздражало) - звучало все красиво на словах. Как только дойдет до дела он сам будет носится по дому, орать и задыхаться. И будет он это делать тогда, когда детей дома нет. Правильно кто-то заметил, что ему еще столько же детей нужно было сделать, только тогда бы он был нормальным отцом. Переживет и это, что уж там.
- Может дело как раз в том, что я сделаю все, что угодно? - Без удовольствия заметил Карлино, убирая со лба чрезмерно отросшие волосы. И в Эсистензу возьмет, и журналиста задавит, и любое другое сделает, а в этом и суть - не надо всего этого, надо только одно - ничего не делать. Вроде бы даже умно, но ведь не исполнимо. "Фу, теперь и я как Донна ужаленный - а ведь на ровном месте". Карло хмуро посмотрел на жену.
Хлопнула дверь. Видимо, Анна пришла. А родители так к консенсусу и не пришли, где запятую ставить в "казнить нельзя помиловать". Жутко захотелось быстро уйти из гостиной, оставив дам разбираться между собой. У него машина не езжена, документы не смотрены, Климент не руган. Карло не любил коллективных разборок, которые точно сейчас будут.
- Нан, я сколько раз просил - если задерживаешься, предупреждай! - Практически идеально безэмоциональным голосом(под конец, правда, чуть сорвался), сделал замечание дочери Моретти. У Карло были причины злится - опозданий он не любил жуть как, в этом смысле отец у Анны был занудлив до формальностей. Поэтому дети сначала получали за то, что опоздали к ужину, а уж потом за то, что выбили окно в школе. Карло чувствовал как в нем тягуче закипает раздражение, было два варианта - или молчать, или срывать злость. Был выбран вариант первый, пускай жена пытает дочь, он пока помолчит.

0

12

Ответить на последний вопрос мужа Донна не успела, так как домой наконец вернулась Анна. А жаль, потому что сказать миссис Моретти хотела многое. Например, что Карлино вполне мог вместо праздных рассуждений из серии "сделаю, что угодно" действительно взять и сделать. Чем больше нарастало беспокойство за дочь, тем меньше становилось желание играть в какую бы то ни было демократию и корчить из себя умудрённого опытом родителя. Нана не успокоится, это же очевидно! Так не проще ли для всех будет установить за непоседливым ребёнком неусыпный контроль до тех пор, пока Карло не устранит возникшую опасность?
- Анна, где ты была? - по возможности спокойно спросила Донна, стоило лишь девочке переступить порог столовой. Внешнее спокойствие удавалось сдерживать с превеликим трудом, и сейчас, стоит дочери сказать хоть каплю неправды, миссис Моретти не выдержит, в этом она была уверена.
В ожидании ответа она вновь поднялась со своего места и, прихватив со стола так и не допитый бокал с минеральной водой, села в соседнее с мужем кресло. Если они оба вспылят, ничего хорошего не выйдет. А ощущение, что Карлино здесь, рядом и, самое главное, на её стороне, помогало худо-бедно держать себя в руках.

0

13

Меньше всего Анне хотелось, чтобы дома ее сегодня кто-то ждал - чего им стоило, поужинали бы да разошлись спокойно, воскресенье, вечер, каждый же на раз найдет, чем сея развлечь. Это так ужасно, и еще обидно, сорвать кучу плавно, всего только задержавшись (хоть и прилично) и не явившись на ужин. Еще и мама смотрит так, что хоть прячься - круче, чем детектор лжи, живой и плоти.
- Я телефон дома забыла. - что, конечно, очень не удобно и как всегда не вовремя, но спохватилась о забытом телефоне Анна все равно поздно, возвращаться было уже некогда, она и без того рисковала опоздать, так что вечер без телефона не казался слишком большой потерей. По крайней мере до сих пор - предупредить, что будет позже по телефону было бы, и в самом-то деле проще, чем теперь рассказать, обойдя острые углы и подробности, как, или скорее с кем, она так задержалась.
- Сначала на тренировке, там немного задержались. - Анна  в самом деле, не представляет толком, с чего начать, но хоть с чего-то, в любом случае, надо, так что можно хотя бы с этого. Ей вообще не нравятся эти вопросы - такие простые и предсказуемые, кто бы сомневался, что прозвучат, первым делом, именно они, но что на них ответить, чтобы и просто, и честно, и всем понравилось, Анна так и не придумала. Было бы замечательно ничего не рассказывать вовсе, не если бы да кабы, ни на что подобное можно было сразу не рассчитывать.
- Потом, случайно, встретила одного знакомого, - тоже очень, очень случайного, но об это лучше и не упоминать вовсе. - И мы как-то совсем забыли о времени. - Анна почти не сомневается, что всего этого, в двух с половиной словах, точно недостаточно, зато, если не вдаваться в подробности, все совершенно так и было, сущая правда, только вот едва ли она кому-то (кроме нее самой) понравится.

Отредактировано Anna Moretti (2013-08-23 02:08:48)

0

14

- Знакомого? - Донна красноречиво приподняла бровь, давая понять дочери, что не сильно верит в только что услышанное. - И как давно вы знакомы?
Новость о забытом телефоне вызвала ещё один недовольный взгляд. Подобная безалаберность, по мнению миссис Моретти, никак не могла послужить оправданием сегодняшнему опозданию. Однако же, стоило поблагодарить провидение, что не  успела набрать номер. Страшно представить, как бы стали волноваться родители, не возьми их непутёвый ребёнок трубку.
- Анна, Бога ради, только не ври сейчас мне, - со вздохом попросила Донна, кидая ещё один взгляд в сторону мужа, красноречиво говоривший, что она так и знала. Напоминать девочке о данном в рождественскую ночь обещании она пока не спешила, всё ещё надеясь, что Нана скажет сейчас правду, поняв, что родители и так в курсе многого.
Принимать авторитарные решения не хотелось буквально до зубовного скрежета, однако же, если Анна не оставит им с Карлино выбора, Донна, уж будьте уверены, проест плешь чуть ли не всему семейству, но не выпустит свою младшую дочь из-под контроля буквально ни на секунду.

0

15

- Ну, как-то так. - Анна пожимает плечами, как бы еще раз подтверждая свои слова. Вне сомнений, дело вовсе не в неточности формулировки, а, скорее, в скудности и нелепости ею же сказанного, но скажи она даже чуть иначе, суть не изменилась бы все равно. Разве что заявить прямо, в лоб что-то вроде "с тем самым, который что-то знает о ТОЙ аварии, у которого меня застукали в Рождество, ну, ты сама поняла", но об этом как-то и думать вовсе не хочется, не то, чтобы вслух произносить.
- Да нет, не то, чтобы слишком. Но ты с ним, наверное, не знакома. - и как-то не слишком Анне хочется, чтобы это знакомство состоялось, хотя таким уж маловероятным даже это отчего-то перестает казаться, наводящие вопросы перестают казаться просто наводящими, и в том, что в ее подробном рассказе так уж нуждаются, чтобы быть действительно в курсе Анна, мало по малу, начинает сомневаться.
- Я и не вру тебе, ты спросила, где я была, я и ответила. - по крайней мере, это так, если не считать "недоговаривать" или "приуменьшать" полноценным синонимом к "врать". Арабы тоже не предпочитают преподносить правду от меньшего из ужасного к большему. Дельный совет.- Мы не собирались встречаться, ну, я точно, и я не знала, что все затянется так на долго.

Отредактировано Anna Moretti (2013-08-26 01:42:01)

0


Вы здесь » Chicago: Windy city » Архив не отыгранных эпизодов » 9 января 2011 года, дом Моретти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC