Рейтинг форумов Forum-top.ru

Chicago: Windy city

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chicago: Windy city » Архив не отыгранных эпизодов » Театр "Abbey Theater", 25.02.12, 13:30


Театр "Abbey Theater", 25.02.12, 13:30

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Волнительная генеральная репетиция перед премьерой неоднозначного спектакля в любительском театре. Закулисные страсти.

0

2

С корабля на балл, с балла на корабль, а потом еще куда-нибудь. Где интересно, где ждут новые приключения и новые впечатления. Толкнув двери служебного входа, за которыми творится пусть небольшое, но волшебство, Стелла приветствует знакомых, друзей и просто приятелей, умудряясь разговаривать одновременно со всеми и ни с кем. Подобное явление уже никого не удивляет – всем давно известно, что, едва перешагнув порог любительского, Стелла МакАлистер с головой погружается в мир, совершено далекий от Чикаго и всех связанных с ним перипетий и проблем.
Еще вчера, воображение рисовало перед глазами одну из самых прекрасных окрестностей, где располагалась одна из древнейших английских твердыни средневековья: на вершине горы, над самой рекой, что протекает среди холмов, расположенных правильным полукругом, высится окружённый толстыми стенами и глубокими рвами замок, горделиво носивший отпечаток седой старины и глубокой древности. В одном из чертогов – коленопреклоненная рыжеволосая женщина, на каменном столе перед нею – дивной, тонкой работы распятие из слоновой кости, возле которого раскрыт молитвенник, чьи страницы украшают затейливые заглавные буквы и рисунки. В те времена были лорды и леди, а возможно даже волшебники и драконы, кровавые войны и выживание лишь сильнейшего. Стелла улыбается, позволяя тяжелой ткани платья выскользнуть из её пальцев, и касается соседнего. В нем она блистала неделю назад, когда на сцене царили праздность и вседозволенность богатых помещиков Имперской России, присущие ей в годы крепостного рабства. Перед внутренним взором сразу же вспыхнула ослепительно белая, великолепная зала огромных размеров, с расписанным по-старинному и отделанным под золото потолком и зеркальными простенками. Только в таким залах, с красной по белому драпировкой стен, с изящными мраморными статуями на постаментах и возвышения, со старинной, тяжелой мебелью наполеоновского времени, можно было увидеть наряженную в эти роскошные туалеты, подобные тому, что посчастливилось достать мисс МакАлистер, пресыщенную, апатичную элиту, смеющуюся и понимающую бокалы за чье-нибудь здравие.
− Эй, звезда! –распахнув дверь в её гримерку, окликает женщину звукорежиссер.
− И все равно стоило постучаться, − замечает Стелла, оборачиваясь. Молодой человек, по совместительству – бойфренд одной восторженной юной особы, любезно согласившейся поработать в их любительском театре гримером, мнется на пороге, не то смущенный, не то готовый что-нибудь сломать, и под конец, для пущего эффекта – разразиться слезами.
– Знаешь, Кевину, возможно, потребуется помощь с… − ну вот, опять это выражение лица, как будто только что на спор проглотил лимон и хочет закричать во все горло, что он оказывается ужасно кислый.
− Эбби, наверное, приболела, − самому из столь затруднительного положения не выйти. И продолжись пытка чуть дольше, театр наверняка остался бы на сегодня еще и без звукорежиссера. Достаточно того, что они лишились гримера. А потому, Стелла произносит заветное и спасительное: − Я помогу Кевину с гримом.
Сама она все равно полностью готова примерить образ женщины в интересном положении, которой воспитывать ребенка будет помогать именно персона мистера Хиггса. Дверь гримерки вновь открывается, шаг за порог, поворот ключа и погружение в людской поток, в головокружительную, тараторящую толпу людей, объединенных лишь одним желанием и стремлением – на непродолжительное время стать кем-то другим. МакАлистер снова принимается говорить со всеми и ни с кем и спустя 5 минут блуждания по коридорам, женщина стоит перед дверью с табличкой «Кевин Хиггс».
Деликатный стук в дверь почти тонет в шуме, производимом закулисьем. Не дождавшись ответа, женщина предпринимает более решительную попытку. И еще одну. И еще одну.
− Да где же он? − слишком резко крутанувшись вправо, мисс МакАлистер получает ответ на свой вопрос. Кевин прямо перед её носом. Буквально. – Не открывает. Представляешь? – сетует Стелла, стараясь перекрыть гомон голосов, раздающихся разве что не над ухом. – Скажи, я ведь симпатичнее Эбби, верно? Она, кажется, приболела, поэтому с гримом помогу тебе я, хорошо? – растолковать что к чему все здесь все равно не удастся, поэтому, остается только ждать, когда они окажутся за звуконепроницаемыми дверями, где можно обсудить все толком.

Отредактировано Stella McAlister (2015-10-02 21:51:10)

0

3

Кевин приезжает к театру немного загодя и некоторое время сидит в машине, положив руки на руль. Наконец он открывает бардачок и смотрит на початую пачку сигарет. Вообще-то он не курит, но ему нравится само допущение. Это то, что он самостоятельно позволяет себе; почти подростковое ощущение собственной взрослости.
Новая роль вообще была связана с неожиданными эмоциями. При распределении режиссер отдал ее без кастинга, сказав, что Хиггс здесь самый симпатичный. Это была шутка, и Кевин посмеялся вместе со всеми. Он в принципе не отказался бы от любой роли, а по прочтению сценария и вовсе решил, что это будет интересный опыт.

Он уже не раз порывался отказаться от участия в этом спектакле. Сдерживало чувство ответственности перед другими.

Не так давно пришлось просить помощи у Доры. Дора подняла его на смех, но в итоге все же объяснила, как что делается. Прежде всего необходимо было избавиться от лишних волос на теле: руки, ноги, грудь, и в бритье ног под наблюдением жены, сломавшей руку и дававшей только советы, было что-то унизительное. К унижению примешивалось чувство признательности за то, что она не бросает его в этой непонятной ситуации, и что-то еще, что Кевин не мог классифицировать. Он смотрел на себя в зеркале, и ему нравилось. Глупое это было ощущение, но он даже чувствовал себя уверенней, тайком сравнивая себя с другими. У него был свой неприличный секрет. Заперевшись в спальне, он пробовал ходить на каблуках.

Все знают, что ему потребуется несколько прогонов в костюмах и с декорациями. Сегодня – первая такая попытка. Поэтому Кевин приезжает заранее и сидит в машине.
Но он не опаздывает, потому что нельзя подводить других. Он идет по коридорам, здоровается со встречными, хотя теперь внимание ему неприятно и отвлекает. Он поигрывает ключом от гримерной, где собрано все, что требуется для роли, но не ему самому. Он ведь мужчина, его эти безделушки озадачивают.       
Завидев Стеллу, он думает, что она, должно быть, хочет обсудить какую-то сцену. Как Барри, который в прошлый раз сказал, что не нужно так сильно цепляться за его локоть, у него даже синяки остаются.
- Волнуется, наверное, – Кевин улыбается, вставляет ключ и отпирает дверь. – Конечно, ты симпатичная. Вы все тут замечательные.
Он старается сохранить максимальную дипломатичность, чтобы по театру не поползли слухи, но, привлеченный вопросом, все же искоса рассматривает партнершу.
- Надеюсь, ты в этом разберешься. – Кевин вяло машет в сторону гримерного столика, снимая рюкзак и куртку. – Эбби рассказывала, как все должно выглядеть. Это ужас.
Он скованно смеется и неуверенно проводит ладонью по висящему на спинке стула белому платью. Ему предстоит это надеть.

0


Вы здесь » Chicago: Windy city » Архив не отыгранных эпизодов » Театр "Abbey Theater", 25.02.12, 13:30


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC